Российские паралимпийцы, отстраненные от участия в Паралимпиаде в Рио, продолжают готовиться к Играм в надежде на то, что они все-таки будут допущены. По их мнению, в решении Международного паралимпийского комитета (МПК) было больше политики, нежели стремления к чистоте спорта, а самих участников используют в качестве разменной монеты в большой международной игре. «Газета.Ru» поговорила с паралимпийцами, чтобы узнать их планы на будущее.

Новости smi2.ru

Вадим Алешкин, серебряный и бронзовый призер паралимпийского чемпионата мира по легкой атлетике:

«Я не переживаю — я уверен, что есть здравомыслие, хотя бы у людей, которые работают в суде, и за которыми будет последнее слово. Но, конечно, решение Международного паралимпийского комитета (МПК) не заслуживает ни внимания, ни уважения. Я как тренер и преподаватель могу сказать: люди, который принимают [подобные] решения, должны в первую очередь руководствоваться фактами, статистикой, исследованиями.

После прочтения доклада невольно возникает вопрос: а где доказательства?

По сути, там обвиняют людей, выступавших зимой. Но какое отношение зимняя Паралимпиада имеет к летней? Конечно, можно сказать, что все мы одна семья… Но разборки [происходят] совсем в других видах спорта, не наших! Наша сборная по летним видам спорта с 2011 по 2015 год «чистая», никаких фамилий, ничего нету! Да и такая же ситуация в зимних видах спорта — никаких фамилий в докладе. Есть только цифра — 45 человек. Но кто эти люди?

Компания, которая производит колбы для анализов мочи и крови, говорит: «Одумайтесь! Их невозможно вскрыть!», но их не слышат. Это для них не довод, не факт. Перед нами люди, которые используют нас, спортсменов, в качестве разменной монеты в каких-то своих политических целях — у меня другого объяснения нет. Лично я прохожу допинг-контроль и в России, и за рубежом.

Ко мне в любой момент могут приехать допинговые комиссары, поскольку я нахожусь в системе АДАМС [ADAMS — Anti-Doping Administration & Management System] — это специальная система, которую я заполняю каждый квартал.

Я абсолютно открытый и чистый, у меня за всю жизнь все пробы отрицательные — в чем моя вина?!

С 2012 года я иду к своей цели, и тут такое. Эта коллективная ответственность ведет лишь к деградации паралимпийского спорта.

Руководство говорит: «Мы тренируемся дальше и идем к своей цели». В этот четверг мы едем на сборы в Новогорск и будем там до 31 августа. Нам сказали не обращать внимания, бороться за право выступать. Это правильная, хорошая позиция, которой надо придерживаться, несмотря на давление. Да и не давление это даже, а провокация.

В прошлом году на чемпионате мира я занял третье место по прыжкам в длину, а по форме был готов на второе. Этот год для меня, конечно, тяжелый (были травмы), но сейчас выхожу на более высокий уровень. Надеюсь, что покажу такой результат, который поможет мне завоевать серебро. Что касается золота, у меня есть сильный соперник Маркус Рем — это суператлет, который показывает очень высокий уровень, и мне до него еще расти и расти».

Алексей Котлов, бронзовый призер паралимпийского чемпионата мира по легкой атлетике:

«Решение [об отстранении от Игр], конечно, вызвало шок! Сейчас главное — настраивать себя на тренировки и верить до последнего, до 7 сентября, что все же сможем принять участие в этих играх. Слишком много сделано работы, чтобы останавливаться! Я продолжаю тренироваться дальше, скоро уезжаем на сборы и там будем также готовиться, настраиваться.

Перед Паралимпийскими играми все сдают допинг-пробы: во всех странах, все спортсмены. Не исключаю того, что и в самом Рио тоже будут браться пробы до старта или после. Сейчас в нашей команде я уверен на 100%, что все спортсмены чисты.

Мы сдавали пробы по пять раз, и лично у меня все пробы [хранятся] за границей (на протяжении последнего полугода, по рекомендации Всемирного антидопингового агентства (WADA).

(Российские спортсмены проходят антидопинговое тестирование только под контролем британского антидопингового агентства и только в иностранных антидопинговых лабораториях, аккредитованных в WADA. — «Газета.Ru»).

Я лично не знаю, на чем основано решение об отстранении сборной. Думаю, в нашем паралимпийском комитете сидят грамотные люди и с этой ситуацией разберутся. Что будет, если на Игры все-таки пустят? Не люблю загадывать, просто покажу все, на что способен!»

Алексей Котлов также подтвердил «Газете.Ru» информацию о том, что к нему в город Трехгорный Челябинской области наведывались допинг-офицеры WADA, однако сотрудники ФСБ помешали им взять пробу у паралимпийца:

«Да было такое, 6 мая! У меня закрытый город, я выехал за пределы города и сдал им пробу». Инцидент был предан огласке благодаря британскому изданию The Times, после чего WADA потребовало, чтобы Россия предоставила независимым допинг-офицерам возможность брать пробы спортсменов в том числе и в «закрытых» городах. «На момент [публикации] этой статьи в газете [у допинг-офицеров] уже был результат моей пробы. Так что я не знаю, на чем основана эта статья, ведь все было совсем по-другому», — добавил Котлов в беседе с «Газетой.Ru».

Илья Волков, нападающий сборной России по следж-хоккею, серебряный призер Паралимпийских игр — 2014:

«Эту новость я воспринял с тревогой и обидой, такого варианта развития событий я даже не предполагал. Очень обидно за сборную и каждого спортсмена, тренера и всех причастных людей, проделан большой труд и сложнейшая подготовка к Паралимпиаде, а это главный старт четырехлетия. Есть тревога за весь паралимпийский спорт. Я надеялся, что хоть здесь политике не место, но и тут она оказалась выше человечности и благоразумия людей.

Мне не хотелось бы верить в то, что причина кроется в политике, но других вариантов особо не вижу. С допингом ловят всех, а на Олимпиаду и Паралимпиаду не едут только русские.

Ситуация обострилась еще во время зимних Игр в Сочи в 2014 году. Западу режет глаза и не дает покоя успешность России: количество медалей и то, что Олимпиада и Паралимпиада были проведены на самом высоком уровне, хотя в это никто не верил. На мой взгляд, это единственная причина.

Насколько допинг развит в паралимпийском спорте? Я не знаю, как он развит, но слышал о том, что находят положительные допинг-пробы. В российском следж-хоккее таких случаев не было, хотя у нас берут пробы на всех больших турнирах и чемпионатах.

Еще времени на оспаривание решения категорически мало.

И когда ПКР (Паралимпийский комитет России) докажет свою правоту, Игры уже начнутся или, того хуже, закончатся».

Виктор Миленин, член летней паралимпийской сборной по волейболу сидя, бронзовый призер Пекина-2008 (в интервью «Вечернему Краснотурьинску»):

«За здоровьем спортсменов врачи наблюдают на протяжении года — дважды паралимпийцы проходят углубленное медицинское обследование, где проверяют состояние здоровья по всем пунктам, начиная от УЗИ внутренних органов и заканчивая наблюдением за тем, как спортсмены восстанавливаются после физических нагрузок. Если здоровью ничего не угрожает, то спортсмена допускают до соревнований.

Те анализы, которые они сдают во время обследования, никакого отношения к тестам на допинг не имеют.

На Паралимпиаде анализы на допинг тоже берут, но для паралимпийцев этот вопрос стоит не так остро, как для олимпийцев. В целом проверка на допинг не отличается от проверок олимпийской сборной. Обычно это проходит так: после соревнований берут двух человек из команды и ведут сдавать анализы в присутствии представителя антидопинговой комиссии. Выбор тех, кто анализы сдает, совершенно случайный. На последней Паралимпиаде это были спортсмены из состава запасных. Я тоже как-то сдавал анализы на допинг — три-четыре года назад. Результат сообщают не сразу, а через какое-то время.

Все спортсмены обязательно отчитываются о своих передвижениях, в своеобразный календарь вносится информация о сборах, соревнованиях, где и в какое время спортсмены будут находиться. Поэтому представители антидопинговой комиссии могут попросить сдать анализы в любом месте и в любое время.

Допинг-контроль в последнее время стал строже. Все спортсмены принимают витамины и специальные препараты, назначенные врачом команды.

При этом вопросы и определенные подозрения могут возникнуть у контролеров на ровном месте, даже если у спортсмена найдут в вещах шприцы. Поэтому внутривенный прием лекарств для Паралимпийской сборной находится под запретом».

Комментарии запрещены.

Навигация по записям